Ситуация с владикавказским заводом УГМК потребовала от пиарщиков Махмудова чрезвычайных мер реагирования, т

Ситуация с владикавказским заводом УГМК потребовала от пиарщиков Махмудова чрезвычайных мер реагирования, т.к. пожар в одном из цехов привел к митингу за закрытие предприятия прямо у здания правительства Северной Осетии, а затем и локальному политическому кризису. По ТГ-каналам уже прошел темник о том, что «завод «Электроцинк» пытаются отжать осетинские националисты». Власти республики, кровно зависящие от траншей уральской наличности, что-то мямлят о том, что в случае закрытия, УГМК перестанет вывозить отвальный клинкер, скопившийся за почти век работы завода, отравляющий почву и воздух (около 1,8 млн тонн отходов). Руководитель «Электроцинка» Игорь Ходыко утверждает, что «клинкер очень привлекателен в плане переработки: в одной тонне этого продукта содержится до 10 грамм золота и до 1 000 грамм серебра». И этим как бы подтверждает «экологическую целесообразность» работы завода (не говоря уже о социальном аспекте). Однако УГМК готовит запасной план: он избавляются от права владения клинкером через судебные и разбирательства, и коммерческие истории. Напомним, парламент Северной Осетии под давлением общественности проголосовал за закрытие завода. Несмотря на то, что правового механизма для реализации этого решения нет, это решение стало ярчайшим индикатором социальной напряжения вокруг предприятия Махмудова.

Сегодня у Минфина очередная попытка получить хоть что-то с рынка

Предыдущая новость

Игорь Артемьев может вляпаться в крупный скандал

Следующая новость